Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Информация, напрямую не относящаяся к учению, но так или иначе согласующаяся с ним (тексты, музыка, видео)

Модераторы: Дима, Дима

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Непостижимый Гурджиев

Сообщение Дима » 16 мар 2018, 11:16

Гурджиев говорил от трансформации так:
Есть старая русская поговорка: "Горбатого могила исправит". Точно также, чтобы измениться, человек должен сперва умереть.
Я хочу, чтобы вы не были ничтожествами. Поэтому сперва я заставляю вас чувствовать, что вы ничтожны. И только после этого можно начинать.
Знание вашей ничтожности ничего не значит, вы должны пережить ее наличном опыте.
Умственные знания не стоят ни гроша. У вас должен быть третий вид знания.
Я приведу отрывок из книги Гурджиева, благодаря которому станет яснее, что он имел в виду, говоря о типах знания. Он называется "Волки и овцы ":
Только тот достоин называться человеком и может рассчитывать на милость Всевышнего, кто приобрел соответствующие способности, чтобы сохранить невредимыми волков и овец, доверенных его попечению. В древней пословице под словом "волки" аллегорически понимаются все основные рефлекторные функции человеческого организма; под словом "овцы" понимается совокупность человеческих чувств. Что же касается мыслительного процесса, то он, согласно пословице, представлен самим человеком, который в ходе своей ответственной жизни, благодаря Сознательной Работе и Добровольному Страданию, достиг вышеупомянутых способностей всегда создавать условия для совместного существования этих разных, взаимно чуждых друг другу животных (законов).
Каждый должен стремиться к тому, чтобы и волки были сыты, и овцы были целы. Для "волков" я процитирую первую из Пяти Обязательств, данных нам Гурджиевым:
ПЯТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ (пять стремлений на каждый день)
1. Сохраняйте свою жизнь. (Заботьтесь о теле; удовлетворяйте его нужды; относитесь к нему, как хороший хозяин к хорошему слуге).
... и для "овец" остальные четыре:
2. Найдите свое место в схеме. (Понимайте смысл и цель существования. Познавайте законы сотворения и существования мира).
3. Развивайте себя. (Постоянно и неослабно стремитесь к самосовершенствованию в смысле Бытия. Улучшайте свое "бытие", совершая "бытийные" поступки).
4. Помогайте развиваться другим. (Способствуйте скорейшему совершенствованию других существ).
5. Будьте благодарны. (Чтобы облегчить ношу Творца, постоянно благодарите Его за то, что Эволюция помогла вам продвинуться так далеко).

Маргарет Андерсон, "Непостижимый Гурджиев"

29197300_2060644027513140_6642700766224056320_n.jpg
29197300_2060644027513140_6642700766224056320_n.jpg (7.95 КБ) 2481 просмотр
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Андрей
Сообщения: 167
Зарегистрирован: 11 авг 2016, 20:45
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Андрей » 16 мар 2018, 15:31

У Гурджиева, Париж
Июнь 1948 года.
Несмотря на все, что мне говорили, у меня было свое собственное представление о Гурджиеве. Я представляла его красноречивым, как святой Иоанн, вдохновенным, как святой Павел и недоступным, как дева Мария. Перед встречей с ним я была преисполнена благоговения и восторга.
В таком пылком предвкушении в последний день июня я переступила порог, его парижской квартиры на рю Колонель Ре-нар.
Но когда я увидела Гурджиева, все мои предвзятые идеи исчезли. Ибо я увидела старика, поседевшего от усталости и болезни. Но от его ослабевшего тела исходила такая сила духа, что только благодаря чувству самосохранения я не испытала никаких глубоких эмоций.
Я не могла понять его английский. Тихий голос, глухой восточный акцент; слоги, которые он произносил, не складывались для меня в что-то, имеющее смысл, но в то же время я понимала, что в этот момент обычные слова неважны. Было так, как если бы мы уже разговаривали и продолжали беззвучно говорить.
В этот день за ланчем бьшо двадцать учеников. Все сидели молча, напряженно, не улыбаясь, только изредка был слышен тихий шепот. Когда заговаривал Гурджиев, все садились еще прямее, напрягаясь, будто у них вдруг отвердел позвоночник.
Он же сидел расслабленно, нога на ногу, на диване напротив нас, не спеша беря руками и отправляя в рот кусочки баранины и твердого козьего сыра с листьями свежего эстрагона. Когда его ушей достигал шепот, брови его приподнимались над опущенными веками, но он не поворачивался, чтобы взглянуть - казалось, он видит, не глядя.
В конце трапезы он начал говорить. Едва ли я понимала хотя бы слово, но мое внимание бьшо полностью поглощено им: выражение его лица, каждое движение отзывались в моем сердце. Я подумала: "Силы, которыми он пользуется, изнуряют его. Почему он так поступает? Почему другие позволяют ему? Нам лучше пойти домой, не стоит ни о чем просить этого усталого человека".
Но когда мы уходили, он сказал: "Приходите сегодня на чтение в девять. Потом будет обед". Я поблагодарила его и сказала, что он кажется мне чересчур утомленным. Будто я говорила с кем-то из своих детей, а не со старым магом, обладателем сверх-знания.
Перед обедом я сидела в углу гостиной, слушая, как читают главу из его рукописи... невыразительный голос читал и читал, ученики сидели на полу, неподвижные, напряженно внимающие.
На следующий вечер я пришла на чтение снова. И так, день за днем, вечер за вечером и слушала этот бесстрастный голос, наблюдая эти неподвижные лица. Кто-то сидел с закрытыми глазами, кто-то - ничего не видя вокруг. В чтении не было никакой последовательности - глава, прочтенная на прошлой неделе, повторялась на следующей, иногда же к главе, прерванной на середину, так и не возвращались. Через некоторое время мое внимание начинало блуждать, в отличие от внимания учеников, сидящих на полу. Сосредоточенность этих неподвижных тел начала раздражать меня.
На чем они сосредотачивались? Наверняка не на рукописи, которую они, должно быть, слышали сотни раз. Возможно, они размышляли над великими идеями Гурджиева; но я была неспособна обнаружить идеи в аллегориях "Рассказов Баалзебуба своему внуку".
Прошел месяц. Я научилась понимать ломаный английский Гурджиева, но ни разу не слышала, чтобы он изложил великую идею. Мне сказали, что он больше не учит посредством идей, как это было двадцать пять лет назад в Приорэ. Но я никак не могла сопоставить человека, которого видела каждый день, с мистиком Гурджиевым, о котором услышала от Маргарет шесть лет назад на корабле. Конечно, он говорил, но в основном о странах и национальностях, и всегда уничижительно. Это было так же многословно и скучно, как и чтения. Или же он бранил учеников, готовивших пищу. Он был резок и, как мне казалось, несправедлив; я чувствовала, как унизительно получать выговор перед всеми. Обычно ученик молчал, но если во время тирады он осмеливался оправдывать себя, Гурджиев повышал голос, еще больше сердился, глаза его сверкали. Затем, в высшей точке гнева, он внезапно улыбался, расслаблялся и с возгласом "Браво!" предлагал виновному свою любимую сладость. Почему? Какое отношение имело все это к Вселенной, человеку и бессмертию?
И если эти ученики, сидевшие на полу во время бесконечных чтений, не притворялись, о чем же они думали, на чем концентрировались?
Мое тело попало в мир мысли. Я была чужаком в необъяснимом мире. В застенчивости и замешательстве я сидела в своем углу, слушая, стараясь понять.
Наконец наступил день, когда я сказала Маргарет, что с меня довольно и что мне нет никакого смысла встречаться с Гурджиевым.
- Мне лучше улететь в Америку. Я ничему не учусь. Он ничему не учит. Чему тут учиться? Просто слушать, как читают его книгу, наблюдать за другими учениками, которые никогда со мной не разговаривают - я даже не знаю их имен, наблюдать, как Гурджиев ест или играет на этом маленьком органе? Я еду домой.
- Поступай, как считаешь нужным, - ответила Маргарет. Она никогда не убеждала меня остаться и не была озабочена моим отъездом. Через пять дней я снова пришла к Гурджиеву.
Я вернулась, потому что он был так добр ко мне. Он не ругал и не пугал меня. Во время нашей третьей встречи он сказал, между прочим: "Внутри. Вы - трусиха". Помню, как я тогда удивилась - откуда он знает? Я до сих пор удивляюсь.
Другая причина моего возвращения была чисто светской: целый месяц я обедала у него, и было бы невежливо уехать, не попрощавшись с ним и не сказав "Спасибо". Кроме того, каждый день, что я не видела его, я скучала по нему все больше и больше. В конце концов, если он учит не так, как я ожидала, возможно, он учит по-другому?
Он не упрекнул меня за отсутствие. Он просто улыбнулся, притворившись, что удивлен моим появлением. За переполненным столом он даже чуть-чуть поддразнивал меня из-за моей полноты. Это был теплый, радушный прием; за ланчем я чувствовала, что между нами появилась новая, особая связь - некое невысказанное симпатическое понимание.
После ланча он пригласил меня выпить с ним кофе в кладовой. Там, среди фруктов, сладостей и вин, гирлянд тонких верблюжьих сосисок и связок красного перца, среди веточек розмарина и мяты, я смотрела, как он наливает мне кофе из старого потертого термоса. Я вдруг ощутила себя молодой и доверчивой. Груз прожитых лет будто свалился с моих плеч, и я снова стала ребенком.
Гурджиев преложил мне кусочек сахара. - Вы хотели меня о чем-то спросить? - поинтересовался он. Я ни о чем не хотела его спрашивать - я хотела что-то ему рассказать. Но я не была готова к такой простоте и откровенности. Я не могла с ходу придумать какой-нибудь абстрактный или эзотерический вопрос, поэтому начала рассказывать о том, что волновало меня с тех пор, как я перешагнула порог его дома.
- Мне кажется, что у всех здесь, кроме меня, есть душа. А у меня что, нет души?
Он не сразу ответил, и даже не взглянул на меня. Взяв кусочек сахара, он положил его в рот и отхлебнул кофе. Затем он спросил: "Вы знаете, что .такое сознание?".
- Да, сказала я, — это способность знать что-то.
- Нет. Знать не "что-то" - знать себя. Свое "Я". За всю свою жизнь Вы ни секунды не знали своего "Я". Сейчас я скажу, а Вы пробуйте. Но это очень трудно. Попробуйте, не забывая об этом, каждый час произносить фразу: "Я есмь". Вряд ли у Вас получится, но все равно попробуйте. Вы поняли меня?
За этой первой беседой я не говорила ни о чем из того, что собиралась сказать. Вместо этого я рассказала ему о своем детстве, о доброте Энрико и моем отчаянии после его смерти, о своих детях и моей глубокой любви к ним. В завершение я сказала: "Я не знаю ничего из того, что знают все остальные. Я даже не знаю, о чем Вас спросить. Что я могу сделать, если мне даже не с чего начать? Что я буду делать?".
- Вы должны помочь своему отцу, - ответил Гурджиев. Я подумала, что он не понял меня, что я слишком быстро говорила; я снова сказала ему, что мой отец умер.
- Я знаю. Вы уже говорили. Но Вы здесь благодаря Вашему отцу. Будьте ему признательны. Вы - Ваш отец, и Вы - его должник. Он умер. Это невозможно исправить. Но Вы должны помочь ему.
- Но как я могу помочь ему, если он мертв? Где он?
- Вокруг Вас. Вы должны работать над собой. Помните, что я сказал - Ваше "Я". И то, что Вы делаете для себя, Вы делаете также и для меня.
Больше он ничего не сказал, но у меня было чувство, будто он произнес не обычные слова, а нечто грандиозное.
Независимо от того, во сколько заканчивался обед, каждый вечер после него Гурджиев брал маленький орган и начинал играть музыку в минорных тонах, с повторяющимися протяжными нотами.
Но однажды вечером в кладовой он играл для нас пятерых другую музыку, хотя я не могу сказать, в чем была разница - в гармонии или в том, как он играл. Я знаю лишь, что никогда не слышала столь грустной музыки. Она еще не закончилась, как я разрыдалась.
- Что случилось со мной? - спросила я. - Я была счастлива, придя в эту комнату. Потом эта музыка - а теперь я снова счастлива.
- Я играл объективную музыку, вызывающую плач. Есть разные виды такой музыки - одна вызывает смех, другая - любовь или ненависть. Это начало музыки - ей две, три тысячи лет. От такой музыки произошла ваша церковная музыка, но они не понимают. Они забыли. Это храмовая музыка - очень древняя.
Однажды, когда он играл, музыка звучала как молитва -казалось, в ней была какая-то просьба. Я подумала: "Это лишь мое воображении и эмоции", пытаясь отрешиться от своих чувств. Но когда он закончил, то вместо обычной улыбки и постукивания по инструменту он просто тихо сидел, остановив свой взор, словно глядя на нас сквозь свои мысли. Затем он произнес: "Это молитва" и ушел.
Вложения
image(49).jpg
image(49).jpg (62.29 КБ) 2481 просмотр
PRIMUM NON NOSERE

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Может ли человек перестать быть машиной?

Сообщение Дима » 29 мар 2018, 11:30

Может ли человек перестать быть машиной? — П.Д. Успенский.

— А! В этом-то и дело.Если бы вы почаще задавали такие вопросы, мы, возможно, достигли бы в наших беседах какого-то результата. Можно перестать быть машиной, но для этого необходимо прежде всего знать машину. Машина, настоящая машина, не знает и не может знать себя. А машина, которая знает себя, уже не машина; по крайней мере, не та машина, какой она была раньше. Она начинает проявлять ответственность за свои действия.
Г.И. Гурджиев

— Это означает, по-вашему, что человек не ответственен за свои действия? П.Д. Успенский.

— Человек (он подчеркнул это слово) ответственен. А машина — нет. Г.И. Гурджиев


1972281_649454105092457_2068825905_n.png
1972281_649454105092457_2068825905_n.png (153.2 КБ) 2444 просмотра
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:18

Люк: Я сомневаюсь в своей честности, даже если я отдаю три четверти заработанных денег. Мне хотелось бы, чтобы моя жизнь основывалась на таких принципах, чтобы мой способ заработка мог быть очищен.

Гурджиев: А теперь вы можете (коротко) сформулировать вопрос?

Люк: Каким образом можно понять, что честен?

Гурджиев: Есть такой принцип, критерий: когда вы даете самому себе слово что-то сделать и делаете это, у вас появляется некоторое чувство удовлетворения. Именно это чувство довольства собою показывает вам, что вы честны. Вам знакомо такое чувство?
Люк: Да. Но сейчас в обыденной жизни мне приходится делать все больше трюков и это беспокоит меня.

Гурджиев: Такова внешняя жизнь. Вы делаете это для них. Я говорил уже, что вы должны стать абсолютным эгоистом, хорошим эгоистом. Ради будущего альтруизма. Сегодня вы не можете многого дать окружающим, и если вы попытаетесь, вы не сможете изменить себя, вы останетесь таким, каким были. Вы должны принести даяние другому в жертву. Но вы должны дать себе слово, что в будущем возместите ему десятикратно. Так вы найдете компромисс. У вас есть два ключа, два принципа: удовлетворенность собой и обещание позже отдать гораздо больше. Внешне человек играет свою роль в соответствии с ситуацией, а внутренне не отождествляется. Если в вас идет внутренняя работа, природа поможет вам. Для работающего человека природа – сестра милосердия; она дает ему то, что нужно для работы. Если для работы вам нужны деньги, они потекут к вам со всех сторон, даже если вы ничего не будете делать для этого. А в другом случае природа отнимет все ресурсы, если это нужно человеку для его работы. (Обращается к Симону) – Вы понимаете? Имей вы деньги в определенный вечер, вы пошли бы в кафе, но у вас нет, и вы остались дома и работаете. Природа разумнее вас; она лучше знает, что вам нужно и каковы наилучшие условия для вашей работы; и если вы работаете, природа призывает сознательных духов, которые создадут для вас все нужные условия. Для обычного человека, для того, кто не работает, нет ничего кроме случайности. Но для работающего природа дает через сознательных духов всё, что ему нужно.

Г.И.Гурджиев "Восемь встреч в Париже"

30124738_2069864069924469_4113995935700468716_n.jpg
30124738_2069864069924469_4113995935700468716_n.jpg (2.37 КБ) 2409 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:20

Д-р Блано: Когда я работаю, то ощущаю полное исчезновение моего физического тела. Я чувствую две отдельные вещи: одна – которая более обширна, чем мои обычные пропорции и пределов которой я не знаю. Другая, более внутренняя, более ограниченная, способная направлять меня, которая не имеет точной формы, хотя сопоставима с моим телом.

Гурджиев: То, что вы сейчас рассказали, не отражает нашей работы. Если вы будете продолжать, у вас будет отличный шанс стать кандидатом в психиатрическую больницу. Это состояние, о котором знают спиритуалисты и теософы. Остановитесь немедленно. Вы не должны забывать, что вы – тело. Вы должны всегда помнить свое тело. Вы еще не обладаете «Я», никаким «моё». Не забывайте этого. Только в этом случае у вас есть будущее. Позже ваше тело должно будет обладать реальным «Я», реальным «моё», которое каждый человек должен иметь. Сейчас вы чувствуете отсутствие тела, да?

Блано: Да.

Гурджиев: Хорошо, вы должны чувствовать ваше тело в десять раз сильнее. Не нужно оставлять ваше тело. Нужно усилить его. Многие люди живут, как вы; это психопаты.

Блано: Как я могу сделать более интенсивным ощущение моего тела, когда я чувствую, что оно уходит?

Гурджиев: Вымойте голову в холодной воде. Сделайте сложную гимнастику. Например, держите ваши руки скрещенными пятнадцать, двадцать минут, полчаса, одновременно думая: «Я есть», «Я хочу быть». Думайте телом. Чувствуйте телом. Изгоните все психопатические ассоциации; это болезни, слабости.

Г.И.Гурджиев "Восемь встреч в Париже"

29790186_2069882553255954_7054032112798622772_n.jpg
29790186_2069882553255954_7054032112798622772_n.jpg (3.09 КБ) 2409 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:21

В: Я никогда не выполнял задания полностью, тщательно. Я думаю о них, я делаю их, но только одну секунду. Не могу удержать мысль или ощущение.

Гурджиев: Вы забываете, у вас нет памяти, вы забываете их. Вам нужно повторять, повторять и повторять. Вы хотели сказать, что у вас нет силы концентрации. Так и со всеми. Это одна из целей работы. Если человек сумеет реально концентрироваться хотя бы в течение четверти часа, он встанет выше Богородицы, выше Христа. Я попросил бы его стать моим учителем. Если бы все могли делать это, все стали бы святыми. За триста лет появляется, может быть, полтора святых. Вам нужно выигрывать хотя бы еще одну секунду в месяц – повторение, повторение и еще повторение.

Г.И.Гурджиев "Восемь встреч в Париже"

29683785_2069860366591506_4934777025723899862_n.jpg
29683785_2069860366591506_4934777025723899862_n.jpg (8.78 КБ) 2411 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:22

Сейчас вы должны пожертвовать все ради своего будущего. Всеми нынешними наслаждениями. Невозможно входить в царствие небесное и жевать при этом пончики. Установите добрые отношения со всеми и учитесь никогда не отождествляться. Это станет отличным инструментом для самоизменения. В то же самое время это создаст в вас определенную энергию, позволяющую лучше работать. Легкие вещи никогда не дадут энергии.

Г.И.Гурджиев

13438961_2069869523257257_7773645199613435131_n.jpg
13438961_2069869523257257_7773645199613435131_n.jpg (7.26 КБ) 2411 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:24

В: (о несправедливости)

Гурджиев: Вы знаете, «Справедливость» - большое слово, это великая вещь в нашем мире. Объективные вещи не похожи на маленьких микробов, они действуют в соответствии с законом, так, как закон заставляет их поступать. Вспомните: что посеешь, то и пожнешь. Не только люди пожинают, но также семьи и нации. Часто случается так, что все происходящее имеет причиной нечто, совершенное отцом и дедом.

Следствие приходит к вам, сыну и внуку, именно вам предстоит разобраться с ним. Это не несправедливость, это большая честь для вас; это станет способом, каким вы сможете урегулировать прошлое вашего отца, деда и прадеда. Если в юности приходит неудача, значит, кто-то принес ее – и вам придется пожинать. Он умер, и другой живущий на земле пожнет. Не надо эгоистически смотреть на себя. Вы звено в цепи вашей крови. Гордитесь, это почетно – быть таким звеном. Чем больше вам приходится исправлять прошлое, тем больше у вас угрызений совести. Вы преуспеете в воспоминаниях всего того, что вы сделали в прошлом неправильным образом. Дела, которые вы делали НЕСПРАВЕДЛИВО, умертвили вашу бабушку. Так вы обретете в десять раз больше угрызений, и соответственно возрастет ваша ценность. Вы же не ослиный хвост. У вас есть ответственность, семья. Вся ваша семья, прошлая и будущая, зависит от вас. Весь ваш род зависит от пути, которым вы исправляете свое прошлое. Если вы исправляете за всех, хорошо. Если не исправляете за всех – плохо. Вы видите свою ситуацию. Логически, вы поняли, что такое Справедливость?

Справедливость не интересуют ваши мелкие делишки и невыкупленные залоги, она занята большими делами. Идиотизм – думать, что Бог думает о мелких делах. Так же и со Справедливостью. Справедливость не занимается всем этим, и в то же время ничто на земле не делается без нее. Ищите причины. Вы обязаны принять позицию ответственности за линию вашей крови; вам нужно больше работать над исправлением прошлого. Все это трудно понять сразу же.

В: (спрашивающий говорит, что не может качественно работать, его ничто не удовлетворяет, его мучает совесть)

Гурджиев: Невозможно сделать все сразу, нужно искать. Начните с малого. Когда просыпаетесь, осознанно вспомните, что должны сначала надеть левый носок, а не правый; напомните себе это. Сначала мойте левое ухо, а не то, которое привыкли. Составьте программу. Обязательно появится или муха, или еще что-то, чтобы мешать вам выполнить эту программу. Но, даже если вокруг огонь, делайте как я сказал. Затем, когда выходите на улицу, вместо того чтобы посмотреть в окно налево, на приятную вам блондинку, смотрите в окно направо, на брюнетку. И так далее. Если вы не преуспеете в этих попытках, больше об этом не говорите. Если сумеете, можете задать свой вопрос снова, и я отвечу, объясню еще тысячу деталей.

В: В основании всех моих негативных эмоций лежат две вещи: с одной стороны, мое мнение о себе, с другой стороны, некий страх. Когда я преуспеваю в осознании моей ничтожности, мнение о себе меняется и более не мешает мне, но вот страх растет, вызывает негативные эмоции и не дает сопротивляться. Я не нахожу средств бороться со страхом.

Гурджиев: Нужно решить: «Всё или ничего». Это просто: всё или ничего. Когда вы увидите свою прошлую ничтожность, решайте: или вы хотите переделать вашу ничтожность во ЧТО-ТО, или вы погибнете. Если вы решите: всё или ничего – ваш страх станет менее значительным. Если решите погибать… это другой вопрос. Вы не боитесь? (Нет) Тогда страх – ничто. Тогда есть средства для ликвидации страха. То, что вы говорили о самомнении – это фуфу. Ваш отец был фуфу. Так какое мнение вы можете иметь? Вы ничто, дерьмо. Вы должны понять это. Какое мнение может у вас быть, объективно говоря? Вы ничего не можете делать. Одно воображение. Вы даже сигарету изготовить не можете. Вы должны решать в пределах своей ничтожности. Всё или ничего – вот что избавит вас от страха. Или что-то произойдет, или вы умрете как собака. Вы не должны существовать, такой, как сейчас. Вы источник зла в мире, для ближних и для всех. Или вы должны перестать существовать в качестве такого источника, обрести реальную индивидуальность, или – погибнуть. Всё поняли? Это новая «Справедливость», новый ее наряд. Теперь у нее пояс и шляпа – высокая шляпа.

Г.И.Гурджиев "Восемь встреч в Париже"

29597224_2069866589924217_4345349644072807759_n.jpg
29597224_2069866589924217_4345349644072807759_n.jpg (8.91 КБ) 2410 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:26

В: Я вижу, насколько я пуст, набит мелкими мирскими желаниями, противоречиями, словно мельница, в которую все что угодно входит и выходит. У меня нет воли и нет средства для исцеления. Я потерял силу.

Гурджиев: Для это вам было дано задание. Если вы не выполняете задание, тогда идите и вскройте вены, это будет проще. Я могу дать вам пилюлю, которая усыпит вас навеки. Пилюля – самый простой способ спать в одиночестве. Одна ночь стоит гораздо дороже. Если вы хорошо поспите одну ночь, вы обретете хорошее состояние бодрствования.

В: Когда я вижу свою ничтожность, я совершенно обескуражен. Но потом, когда я вижу, что увидел это, я снова обретаю надежду и большое удовлетворение собой. Можно ли позволять себе это?

Гурджиев: Нет. Смотрите, постоянно учитесь видеть все больше и больше. Изучайте свое прошлое. Всю свою жизнь. Страдайте от всех ваших неудач. Скажите себе: мне уже 25, слишком поздно для того, чтобы хоть что-то сделать; время отмерено. Даже когда вам год от роду, уже поздно. Постоянно наблюдайте ваши ошибки и исправляйте их.

В: В снах я вижу себя так ясно, с такой силой и отвращением, что просыпаюсь.

Гурджиев: Я провел пятнадцать лет в изучении, как не видеть снов. Одному не нужно видеть снов, другому – нужно. Есть два состояния: сон и бодрствование. Когда вы спите, нужно спать. Примите холодный душ, хорошенько разотритесь, 10 минут постойте с вытянутыми руками – и вы уснете. Кто хорошо спит – тот хорошо бдит. Если он видит сны, все происходит наполовину. Ассоциации не остановятся до самого конца. Это жизнь. Но можно прекратить обращать внимание на ассоциации. Сны или ассоциации, которые продолжат появляться, есть самые привычные и, потому, постоянно возвращающиеся. Есть также книги: «Ключ снов» и «Образцы любовных писем». Можете выбирать.

В: Только моя голова участвует (в упражнениях). Что делать?
Гурджиев: Голова – это только возница. Это полицейский с жезлом, показывающий дорогу. Нужно чувствовать и ощущать. Работать над ощущением, над чувствованием себя. «Я - есть», «Моё - есть». Не только голова – весь человек. Повторение, повторение, повторение. Упражнения и упражнения, тысячи тысяч раз. Только это принесет результаты.

В: Как можно понять: «исправь прошлое»? Раскаянием?

Гурджиев: Вы слишком усложняете. Все гораздо проще. Настоящее есть результат прошлого. Если вы приобрели в прошлом дурные привычки, вы должны прекратить их. Я вижу, что имею привычку постоянно поворачивать большие пальцы в одном определенном направлении. Прекратить. Вот это – исправление. Не повторяйте одних и тех же ошибок, готовьтесь к будущему, готовьтесь к будущему. Практикуйтесь, практикуйтесь, и вы научитесь играть на пианино. Вам нужно развивать силу пальцев. Повторяйте, повторяйте.

В: Я вижу, как провожу целые часы, занятый весьма незначительными, пошлыми переживаниями, очень мерзкими. Нужно ли задаться целью излечиться от этого, или еще что-то другое можно сделать?

Гурджиев: Это у всех одинаково. Так всегда бывает. А вы просто первый раз заметили это. Именно это мы и хотим изменить. Делайте все, что делаете, на отлично. Даже ешьте. Кто хорошо ест, тот хорошо молится. Все сердце вложите во все свои дела. Нужно ювелирно трудиться над ювелирной задачей. Работа должна быть не желанием, а потребностью, нуждой. Когда она станет нуждой, вы получите ответ. У вас нет права просто желать. Этого недостаточно. Все легко приходящее несет «тохик» (уничтожение). Выбирайте то, что имеет цену, что требует усилия. То, что просто, плохо для вашей внутренней жизни. ЦЕЛЬ. Всегда имейте непосредственную цель. Вот ваше стремление. Вы должны обрести его. На пути будет много зигзагов. Не задерживайтесь. Всегда видеть цель. Сознавайте, куда направляетесь, и вы всегда найдете средства дойти туда. Сперва нужно достигнуть первой цели. Цель всегда будет ясно видима вами, будет впереди.

В: Когда я стараюсь работать над раскаянием (угрызениями совести), всегда остается какая-то часть меня, которая отказывается, которая говорит, что все это бесполезно, никуда не приведет и ничему не поможет. Я хотел бы лучше понять назначение раскаяния, его необходимость, чтобы суметь убедить себя и бороться с неприятием.

Гурджиев: Это очень просто. Посмотрите сюда. (Берет дольку мандарина с тарелки). – Это предназначено стать вареньем, должно стать вареньем, сделано ради этого. Но оно соленое. Что можно сделать? Нужно промыть, вымочить, очистить, чтобы удалить соль. Потом оно станет вареньем. С солью оно бесполезно. Раскаяние – это то, что удаляет соль. То, что очищает. Вы поняли.

В: Когда я вхожу в свой класс, мне приходится останавливаться на мгновение, чтобы собрать себя. Мне это кажется бесполезным, пустым, тщетным. Как избежать этого?

Гурджиев: Вам нужно ввести ваши обязанности в работу. Все, что вы должны делать, нужно сделать частью работы. Ваш класс должен стать частью вашей задачи. Ваша задача - помогать. Вы должны видеть ваших учеников не в их нынешних проявлениях, но в их будущем. Вы должны желать помочь этому будущему. Нужно поместить себя на их место. Припомните, каким вы были в их годы. Тогда вы по – иному взглянете на них. Думая «Я есть», в то же время желайте помогать. Увидите тогда как дети станут вас любить. Тогда вы сможете приказать им убить отцов и матерей, и они сделают это. Для них это будет пустяком. Я видел подобное у настоящих Мастеров. Дети – это дрожжи работы. Это удобная возможность для вас. Вы должны стать хорошим работником.

В: Когда я пытаюсь поставить себя на чье-то место, во мне всегда некоторая часть отказывается, не участвует, скрывается, занята собой и находит удовольствие в себе. Нечто, что вечно ускользает и чего я не могу поймать. С другой стороны, едва я достигну малого успеха в работе, меня захватывает тщеславие – «Я, я сделал это!» - и все бывает испорчено.

Гурджиев: Я открою вам священную тайну. Вы помните в «Вельзевуле» - есть два потока, две реки. Вы должны перейти из одной в другую; вы словно рыба, чей природный элемент – вода, и которая вынуждена жить на воздухе. Вы должны научиться жить одновременно в двух потоках. Есть привычный поток – обыкновенная жизнь, в которой вы живете; и должен существовать в вас иной поток, второй поток – ваша внутренняя жизнь. До сих пор вы могли контактировать с собой только когда вы одни, в покое; теперь вы должны выучиться другому. Когда вы с другим человеком, оставайтесь в своем потоке, во внутреннем потоке.

В: Кажется, что в (вашей) системе удовольствия и наслаждения отвергнуты. Все, совершенно? Я правильно понял?

Гурджиев: Все удовольствия – дрянь. Всякое удовольствие делает вас рабом. Ваше удовлетворение. Есть два качества удовольствия: два качества приятных ощущений. С одной стороны, объективное удовольствие: если вы хорошо поработали и получили результат, вы можете быть удовлетворены собой. Это благое удовольствие, венчающее усилие. Другое, механическое удовольствие разрушает вас. Вы теряетесь в нем. Все они вредоносны, кроме умения сознательно дать себе расслабиться, если это необходимо для выполнения задачи.

В: Я замечаю в себе сухость, отсутствие эмоций. Я либо проявляю равнодушие, либо враждебность. Что тут делать?

Гурджиев: Вы заинтересовали меня. Я хочу вам помочь. Ваши родители еще живы? Мы не знали их, но, может быть, у них есть души. Может быть, они страдают. У них нет тел: там, где они находятся, они ничего не могут сделать. Вы должны сделать кое-что для них. Вы должны думать о них. Должны воображать их себе, снова видеть их, держать их лица перед взором; должны думать обо всем, чем обязаны им. Вы – маленький кусочек родителей, их жизни. Вы должны любить их, выражать им свою благодарность. Снова и снова думайте о том, что они дали вам. Вы должны увидеть все свои ошибки относительно них. Задерживайтесь на этом, реконструируйте те сцены, когда вы заставляли их страдать, может быть, кричать и плакать. Снова проживите те дни, когда вы были плохим ребенком. Вам нужны угрызения совести. Угрызения. Нужно страдать, страдать по своей воле, чтобы исправить это. Нужно заплатить за прошлое. Обыщите ваше прошлое. Создайте раскаяние. Доктор, вы тоже делайте такое упражнение. На данный момент родители – ваш Бог. Вы не можете знать Бога. Он далеко. В вас нет места для Него. Ваши родители – вот Бог, они в будущем дадут место для Бога в вас. Вы обязаны им жизнью, всем, всем. Сначала работайте с этим, все другие упражнения будут после.

В: Я закончил работу, заданную вами. Я действительно очень люблю моих родителей, я открыл весьма необычное качество эмоций. Хотя бы одну секунду я чувствую частицу реальной любви, и великого страдания, реального страдания за мои грехи перед ними. Чувствую раскаяние. Во мне одновременно есть две эмоции, очень живое страдание и счастье, даваемое чувством любви. Это раскаяние приносит счастье, потому что если оно исчезает, исчезает и счастье. Иногда, когда я слушаю моих родителей, я открываю в себе новую эмоцию любви, того же качества. И тогда я могу облегчить их физическое страдание и дать им ощущение счастья. Это связь?

Гурджиев: Истинная любовь есть основа всего, опора, Исток. Религии исказили и извратили любовь. Это с помощью любви Иисус творил чудеса. Реальная любовь соединена с магнетизмом. Все аккумулированные вибрации создают поток. Этот поток приносит силу любви. Истинная любовь – космическая сила, проходящая через нас. Если мы кристаллизуем ее, она станет силой – величайшей силой в мире. Позднее вы станете изучать магнетизм по книгам, не важно каким, это даст вам материал. Имея основой любовь, вы сможете исцелять паралитиков и давать зрение слепым.

В: Я был удивлен остротой ощущений, наблюдаемых в прошлом, их живостью, интенсивностью. Все нюансы моих переживаний вернулись.

Гурджиев: Это нормально. Наши центры регистрируют все, с самого дня рождения. Если я погружу вас в гипнотический сон, вы сможете рассказать, что происходило вокруг вас в первую неделю жизни. Все записано, все там. Один человек, погруженный мною в сон, смог назвать частоту пульса того, кто стоял рядом в момент пробуждения. Все записано. Словно на фотографии, но в тысячу раз более чувствительной. Вот почему вам надо быть осторожными с записями. Выбирайте их. (Вельзевул: «Следите за чистотой ваших ролей.»)

В: Эта работа дает что-то моим родителям? Она затрагивает их, приносит что-то?

Гурджиев: Вы должны делать это для себя, для исправления. Раскаивайтесь. Сделайте ваши угрызения совести как можно более сильными. Идет в счет именно это раскаяние; имеет значение именно страдание; намеренное страдание, которое платит за прошлое, которое исправляет ошибки.

В: Я тоже открыл то качество эмоций, о котором вы говорите; но оно дает мне такую внутреннюю полноту, такое ощущение счастья, что я не могу больше чувствовать угрызения; я осуждаю себя за счастье, потому что не заслужил его.

Гурджиев: У вас богатое воображение и фантазия. Я всегда это говорил. Вы представитель мира искусств. Фуфу. В этом нет веса. Это пустяк. Философия, воображение. Состояние – это результат. Это то, что дает вес. Это счетчик баланса реального счастья, которое приходит вслед за ним. В то же время, потому что всё это должно быть подлинным, не следует иметь одно без другого. В вашей природе имеется тенденция (результат инерции); вы позволяете себе следовать этой тенденции – создавать экстраординарные состояния без реального базиса, без веса. Вам нужно избавляться от этого, изгнать это. Как только поднимается состояние удовлетворенности, устраивайте ему «тохик». Крушите, уничтожайте его. Работайте над раскаянием, помните себя, оживляйте сцены, в которых вы были плохим сыном, в которых вы заставляли родителей, быть может, рыдать. Прочувствуйте заново все детали, снова вскройте свои ошибки. Обыщите прошлое. Страдайте. Именно страдание может дать подлинное счастье, рождаемое подлинной любовью.

Есть два различных предмета, подчиненных различным законам: 1) Органическое тело; 2) Психическое тело. Органическое (физическое) тело подчиняется своим законам. Оно всего лишь хочет удовлетворять свои желания – есть, спать, совокупляться. Ничего другого оно не знает. Оно больше ничего не хочет. Вам нужно ощущать его как животное, ощущать его как постороннего. Нужно подчинять его, тренировать, заставить служить, вместо того чтобы служить ему.

Психическое тело знает кое-что иное, чем органическое тело. У него другие нужды, стремления, желания. Оно принадлежит иному миру. Это иная природа. Есть конфликт между двумя телами – одно желает, другое не делает. Это борьба, которую следует усиливать по собственному желанию. Нашей работой; нашей волей. Эта борьба существует объективно, которая есть специфическое состояние человека; и мы должны использовать борьбу для создания третьего предмета, третьего состояния, отличного и от первого и от второго. Оно – Хозяин, оно принадлежит чему-то иному.
Таким образом, задача есть нечто тонкое, что может усилить эту борьбу, потому что через борьбу и ТОЛЬКО через борьбу может рождаться новая возможность. Например, мой организм имеет привычку к курению. Это его потребность. Я не желаю курить – я уничтожаю эту привычку. Потребность все еще здесь, но я отказываюсь удовлетворять ее. Это борьба, это сознательная борьба, призывающая третью силу. Именно эта третья сила станет фактором - «Я» - который умиротворит и установит равновесие.
Тело – животное. Психика – дитя. Нужно обучить и то и другое. Возьмитесь за тело, покажите ему, что значит подчиняться, а не командовать. Поставьте каждого на подобающее место. Нужно знать себя. Нужно наблюдать, что происходит. Примите задачу, в пределах ваших возможностей, для начала очень скромную. Насчет еды. Насчет привычек. Каждый знает себя и может найти задачу; это его внутреннее дело – воля, противостоящая потребности, создающая борьбу.
Единственная возможность создать второе тело – аккумулировать иную субстанцию. Главная цель – чтобы всё служило этой цели.

Г.И.Гурджиев "Восемь встреч в Париже"

29683838_2069862026591340_7458329388291710218_n.jpg
29683838_2069862026591340_7458329388291710218_n.jpg (7.63 КБ) 2410 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Аватара пользователя
Дима
Сообщения: 983
Зарегистрирован: 26 ноя 2016, 20:17
Контактная информация:

Re: Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Сообщение Дима » 04 апр 2018, 14:27

Филипп: Сказанное только что вами дало мне больше, чем все упражнения. В этот момент я чувствую, что такое дух. Я чувствую жизнь во мне. Теперь я понимаю, что должен делать. Я должен отказаться от всей моей «шкалы». Я должен отвергнуть обязательства, дать себе слово относительно малых вещей, но не больших, которые слишком далеки от меня.

Гурджиев: Есть закон, который очень просто сформулировать. Человек должен держать данное им слово, во всех случаях, что бы не произошло. Это абсолютный приказ. Если вы дали слово в определенное время прийти и встретиться со мной, то, пусть вас режут на куски и убивают, вы должны прийти. Малое дело, но, может быть, связанное с делами большими, о которых вы не знаете. Если вы не придете, это может обойтись в миллион франков. Это может расстроить встречи, назначенные после вашей; потом может понадобиться менять что-то еще, и так далее, цепь событий, которые вы не можете предвидеть. Если нельзя выполнить одно малое дело, то и большие дела невозможно выполнить. С большими делами легче: они далеко от вас и вы лишь время от времени сталкиваетесь с ними, когда вам это приятно. Но малые дела все время перед вами, хотите вы этого или нет. Попробуйте вначале держать слово относительно малых вещей. Не относительно всего, потому что данное слово надо держать, и вы должны знать, что способны на это. Делайте малые дела, которые можете делать.

(После ленча Гурджиев упрекает Т. за невыполнение им как распорядителем обязанностей и поручений)

Гурджиев: Это маленькое дело, но если кто-то поймет, как нужно выполнять свои обязанности в жизни, для него это станет большим делом. Здесь не один аспект, но семь. Если у вас есть семь обязанностей и вы хорошо выполняете одну, прочие шесть, возможно, автоматически хорошо сделаются. Вы пренебрегли одним, пусть в первый раз в жизни – общий результат плох. К примеру, если вы приняли обязанности распорядителя (встречи), вы должны следить за всеми деталями. Забудьте всё, даже своего Бога, но обеспечьте точность выполнения всех деталей. Если вы распорядитель - ничего не существует, кроме этого, пусть бы вы ворочали миллионными делами. Про эти дела забудьте. Хорошо делайте то, что должны делать. Когда дойдет до ваших миллионных операций, вы таким же образом займетесь ими. Рассматривайте не один аспект, но семь, и все пойдет хорошо. Если один аспект нехорош, все плохо. Приучите себя хорошо делать все дела в нужное время, и параллельно этому, вы выучитесь всё делать хорошо. Вы здесь – принесите в жертву все иное. Все ваше присутствие, все ваши мысли, все ваши ассоциации должны быть перенесены на дело, составляющее вашу работу. Если вы хорошо делаете то, что должны делать, в туалете, вы сможете также хорошо выполнять все, что должны делать в церкви. Если вы плохо делаете ваши дела в туалете, вы и в церкви ничего хорошего не сделаете. Во всех ситуациях обыденной жизни вы должны выполнять все обязанности, даже обдумывать их за две или три недели, и не проваливаться. У вас есть время. Думайте обо всем, подготавливайте все. Вы вечно теряете время. С такой внешней организацией человеку далеко не уйти.

Г.И.Гурджиев "Восемь встреч в Париже"

29694398_2069865239924352_5177667718116593407_n.jpg
29694398_2069865239924352_5177667718116593407_n.jpg (83.45 КБ) 2410 просмотров
Систематический рикапинг - экономит время и здоровье :)

Ответить